Четверг, 19.10.2017
Мой сайт
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2013 » Май » 24 » Интревью, взятые Джефом Голдсмитом в январе 1999
20:04
Интревью, взятые Джефом Голдсмитом в январе 1999
В рядах ВМФ в Квинзе, моей главной задачей было остаться в живых.
Были времена великой дипресии", - вспоминает Г. Гаррисон. В детстве
ребяческое увлечение моделями самолетов быстро сменила увлеченность
чтением, ведь это не стоило ни копейки. У Гарри был бесплатный абонемент в
местную библиотеку. "Я читал все без разбору, по 15 книг в неделю и все,
что печатали в журналах научной фантастики. С 10-ти лет я в рядах
поклонников НФ, далее стал одним из основателей Лиги Научной Фантастики
Квинза."

JG: Так, когда все-таки вы решили стать писателем?

Г.ГАРРИСОН: Ну, я постоянно делал иллюстрации. Мне трудно было выбрать
между изобразительным искусством и литературой. Да и меня особо никто не
спрашивал. Мы из тех, кого называли военным поколением. Стукнет тебе 18,
пожалуйте на призывной пункт. Пошел на войну в ВМФ, где и стал техником -
наводчиком многоствольной зенитной установки.

JG: Ну-ну, и что же стоит за этим термином?

Г.ГАРРИСОН: В основном, это почти то же самое, что делает сейчас
компьютер, только обслуживает он набор из кулачков, станин, передач
сцепления, электромоторов, которые вместе составляют блок больших пушек.
Ну, так или иначе, но все закончилось тем, что я стал инструктором
орудийной обслуги. Война закончилась, и я из армии подался прямиком в
художественную школу.

JG: Круто! Поворот на 180 градусов?

Г.ГАРРИСОН: А как же! И занимался рисованием почти 10 лет. Рисовал
комиксы, иллюстрации, занимался художественным редактированием.
Познакомился с Лесли Картерисом (Leslie Charteris) и написал сценарий для
его страницы комиксов "Святой" (Saint).Позже, в 90-х годах, на основе его
было сделано очень популярное телевизионное шоу и кино версия под
одноименным названием). Дошло до того, что я даже без особой огласки
продолжил его тему Святого в романе "Вендетта Святого" (Vendetta for the
saint) . Потом в Европе я познакомился с Деном Бэри (Dan Barry) и писал
для него сценарии для серии комиксов под названием "Сверкающий Гордон"
(Flash Gordon).

JG: Понятия не имел, что вы были задействованы в бизнесе производства
комиксов.

Г.ГАРРИСОН: До 40-х годов я писал и редактировал комиксы. Когда они почили
в бозе из-за правительственных разборок, их место заняли комиксы -
ужастики, я бросил это занятие и ринулся в дебри научной фантастики.

JG: Именно это вынудило вас уйти в литературу НФ?

Г.ГАРРИСОН: В основном. Понимаете, я всегда себя причислял к поклонникам
этого жанра. Иллюстрировал НФ, это ввело меня в круг писателей -
профессионалов, в Нью-Йорке в частности. Когда все друг друга знают это
здорово! Cyril Kornbluth, Fred Pohl, Fletcher Prat, Frederick Brown, A.E.
vanVogt, Robert Heinlein - знакомые с детства имена, толпа гениев! Я уже
тогда написал и продал несколько НФ рассказов, нет, на самом деле один,
самый первый, я продал издателю Деймону Найту (Damon Knight) он разбил его
на три части, которые я проиллюстрировал для его журнала. И тут я вошел в
раж, прорвало, писал для всех: Astounding, Galalxy, Fantasy & Science
Fiction, Worlds Beyond (названия журналов). Я стал свободным художником,
писал обо всем от приключений, любовных историй, истинности веры - обо
всем, что можно было продать. Затем меня пригласили выполнять
редактирование в некоторые из этих журналов.

JG: Итак, набрав силы, опыта вы приступили к работе над первым романом.
Когда это произошло?

Г.ГАРРИСОН: Когда я выбрал тему для романа, оказалось, что Нью-Йорк не
лучшее место для кропотливой творческой работы. Надо было уезжать. У меня
уже была семья, у нас с Джоан рос ребенок, ему тогда исполнился один год.
Жене перспектива стать домашней хозяйкой где-то там, в деревне, не очень
нравилась. Ее сфера - модельный бизнес, танцы. А у меня уже был опыт жизни
вдали от цивилизации. Во время войны мы базировались большей частью на
границе с Мексикой. Жизнь там попроще и дешевле. И мне это нравилось. Шел
1956 год. Книга называлась "Мир смерти" (The Deathworld). Ее часть за
частью купило издательство Astounding, и она заняла второе место среди
номинантов премии Хьюго, там как всегда лучшим был Хайнлайн (Heinlein).
Кто знает, какова судьба была бы у моего романа, если бы сроки его
публикации немного сдвинулись.

JG: Это моя настольная книга. Думаю, она выдержала испытание временем.

Г.ГАРРИСОН: Спасибо.

JG: Перед тем, как мы продолжим основную тему интервью, может вы сможете
рассказать что-либо интересное о ком-либо из ваших соратников по жанру?

Г.ГАРРИСОН: Они все презабавные люди, у каждого есть какая-либо особенная
черта характера, свой пунктик. Фил Дик (Phil Dick) (автор книги "Снятся ли
андроидам электрические овцы?" (Do androids dream of electric sheep?) по
которой был сделан хит "Бегущий по лезвию" (Blade runner)) был просто
ненормальным, но хорошим товарищем. Когда на него находила очередная
мания, всем было очень весело. Однако один раз было не до смеха. Он
положил глаз на одну молодую леди и только за то, что я перебросился с ней
парой фраз он пообещал прикончить меня. Что поделаешь, депрессивное
состояние! Оно на столько отразилось на Филе, что тот больше часа не давал
мне покоя, намереваясь "урыть" меня. Но все закончилось благополучно и
больше подобное не повторялось.

JG: Вы говорили, что знали Айзика Азимова (Isaac Asimov). О нем что-нибудь
можете рассказать?

Г.ГАРРИСОН: Азимов был чудесным парнем, всегда в хорошем настроении.
Однажды случилось мне увидеть его совершенно другим. Это было спустя год
после его развода с первой женой. Чего стоил ему этот разрыв - стало видно
всем. Он упал духом. Диксон (Gordy Dickson) и я решили устроить для него
мальчишник, посидеть, пропустить по маленькой, но столько, чтобы за вином
ушла вся та тоска, которая переполняла Азимова. Но он был трезвенником. Он
так и просидел весь вечер, не притронувшись даже до рюмки с шерри, а я и
Диксон упились вусмерть!

JG: Прикол! Я и не знал, что Азимов был трезвенником!

Г.ГАРРИСОН: Как всегда история закончилась относительно благополучно.
Знаете, именно мне он обязан этим, это я познакомил его с Шерли Тэмплесс
(Shirley Templess). После этого он взялся разносить выпивку по гостям.
Хороший выход из положения. Не станете же вы предлагать такому человеку
пропустить рюмашечку за компанию с вами. И вот еще что интересно. Он очень
благодушно относился к пародированию. Когда я использовал его стиль в
своем романе "Билл, герой Галактики" (Bill, the Galactic Hero), он
высказался об этом, как о чем-то забавном. А Хайлайн перестал
разговаривать со мной, когда я в эту книгу сделал вставки, пародируя его
стиль.

JG: Да, всем не угодишь. Давайте поговорим немного о вашей последней
работе "Звездно - полосатый на века!". Это первая книга из трилогии,
верно?

Г.ГАРРИСОН: Да.

JG: Многотомные романы, серии. Они и задумываются вами в таком варианте?

Г.ГАРРИСОН: Ни в коей мере. Однако, _ тут не обойтись без примера. Для
того чтоб написать роман "Запад Эдема" (West of Eden), мне пришлось горы
справочной литературы в поисках доступного объяснения тридцати тысячам
специальных терминов. И когда я послал сценарный вариант моему агенту, он
сказал, что в одну книгу это все никогда не поместится. Я с ним не
согласился. Однако, не написав и десятой части того, что планировал, я
понял, что погорячился. Количество листов книги уже превысило половину ее
запланированного объема. Звоню агенту, тот издателю, который рад
радешенек. Для него, чем больше, тем лучше. Контракт меняется, будет
трилогия. Когда я писал "К звездам" (To the Stars), редактор начал
сетовать, что я слишком много опустил из того, что было включено в
предварительный сценарий. Пришлось переделывать, а потом писать
продолжение - "Мир на колесах" (Wheelworld) и завершить трилогию книгой
"Возвращение к звездам" (Starworld).

JG: А как было с моей любимой "Стальной Крысой"?

Г.ГАРРИСОН: Ну, она еще одно отличное подтверждение невозможности строгого
планирования объема будущего романа. Первую книгу с этим названием очень
здорово раскупали, герой был забавен, и я сразу написал продолжение.
Проходило пару лет, и меня опять осеняла какая-нибудь идея, воплотителем
которой мог быть Крыса, и выходила в свет следующая книга этой серии.
Изначально никто не думал, что это будет многотомный роман, так вышло само
собой, волей случая. Кстати, сейчас заканчиваю книгу "Стальная Крыса на
манеже". Это будет десятая и, наверное, последняя книга этой серии.

JG: Как жалко. Уж очень мне полюбился этот роман. Расскажите еще немного о
романе "Звездно - полосатый на века!"

Г.ГАРРИСОН: Наверно это будет моей самой серьезной работой, жанр
исторической научной фантастики сложный, требует большой
работоспособности, тяги к кропотливой исследовательской работе. А наш брат
ленив. Вот почему так мало написано интересного в этом жанре. Да, надо по
настоящему любить то, чем занимаешься. Для того чтобы начать писать эту
книгу, мне надо было потратить 30 лет на исследование исторического
материала. Я давно коллекционирую все, что относится к временам
Гражданской войны. Кое-что из этого материала я уже использовал в своих
романах. Некоторые факты из последних поступлений в мою коллекцию стали
основой для романа "Время для мятежника" (A Rebel in Time), они же будут
использованы в моем последнем романе. Опять же, агент запел свою старую
песню, когда ему на стол взгромоздили его сигнальный вариант. Он только
сказал, что чем толще кипа страниц, тем больше книг из нее можно сделать.
Он оказался прав и с тех пор я уже не занимаюсь количественными
предсказаниями, однотомный роман - невозможная ситуация, они размножаются.

JG: А как на счет планирования? Великое невозможно планировать!

Г.ГАРРИСОН: Вот и я о том же. Это та отрасль промышленности, которая не
терпит застоя, покоя, стабильности, все находится в движении, постоянно
меняется и очень важно быть готовым в любую минуту измениться,
приспособиться к новому. Вот вам пример. До настоящего времени все мои
романы в основном продавались только у нас, однако издательства работают
на полную силу и рынок реализации их продукции уже никто не ограничивает.
И все же, мои книги всегда были желанным материалом для перевода и то, что
их перевели уже на 27 языков, расширило круг моих поклонников и
последователей. Здорово, что открылись такие каналы интеллектуального
обмена, для меня это во много раз более радостно, так как в России я
занимаю первое место в списке авторов научной фантастики.

JG: Неужели? Откуда у них вдруг такой интерес, как, по-вашему?

Г.ГАРРИСОН: Ему способствовали, на мой взгляд, гласность и большая
открытость рынка в условиях свободных экономических отношений. В общем, на
сегодняшний момент там издано в твердом переплете что-то около 100 тысяч
экземпляров каждого из моих романов, а один из моих романов вышел в мягком
переплете тиражом 600 тысяч экземпляров, и все раскупили!

JG: Это действительно здорово! Как я понимаю, мы с вами сейчас подходим к
окончанию первой части интервью, поэтому хотелось бы услышать пожелания
тем читателям, которые выбрали в качестве своей будущей профессии -
литературное творчество.

Г.ГАРРИСОН: Да, спросил меня как-то молодой коллега о том, как попасть в
число союза писателей - ветеранов научной фантастики. Пишите и публикуйте
хотя бы по роману в год и лет через сорок милости просим. Беда только в
том, что ускорить этот процесс трудно. Я то сейчас пишу только свой 43-й
роман!

JG: То есть вы сейчас уже свой человек в ваших кругах?

Г.ГАРРИСОН: Ну да, но, возвращаясь опять к теме, кто из нас может
предсказать будущее развитие нашей писательской индустрии? Кингсли Эймис
(Kingsley Amis) однажды отметил, что НФ проделала путь от "Био - волка"
(Beowolf) до "Пробуждения Фингана" (Finnegan's wake) за сорок лет.
По-моему он прав. В 20-30 годах - литература в мягком переплете, а потом
огромное количество книг в твердом переплете заполнивших рынок 50-60
годов. А сегодня, НФ как жанр, совершенствуясь, расслоилась на
героическую, военную, сказочную, историческую, чисто детективная
фантастика отходит потихоньку на задний план.

JG: Согласен. И последнее. Круглосуточно работающее телевидение,
видеоигры, интернет, киношники, выпускающие в среднем по 5 художественных
лент еженедельно, как, по-вашему, может в таких условиях НФ сохранить свою
жизнеспособность? Как она себя чувствует?

Г.ГАРРИСОН: Что касается книжного дела, то не очень_ Однако на телевидении
и в кино НФ не сдает своих позиций, не теряет популярности. Понимаете, то,
что проверено временем, переиздается и очень хорошо продается, что же до
остального, ему еще нужно отвоевать себе место на книжных полках. Многие
сейчас пишут, читают меньше. С фантастикой это еще не так заметно, а
остальные жанры,_ дела там не блестящие. У нас авторы, придерживающиеся
принципов "чистой" НФ по рейтингу стоят на втором месте после
представителей какого-либо из разновидностей жанра. Социальные процессы
сейчас подняли рейтинг детективов, и опять вспомнилась аксиома - "Детектив
всегда раскупят". А наши "старики" потихоньку уходят и молодых что-то не
густо, заменить "стариков" некому.

JG: Нам еще повезло, что мы по-прежнему можем рассчитывать на вас, на ваши
романы, которые ждут от вас в скором будущем. Гарри, я знаю, что вы сейчас
с головой ушли в работу над чем-то новеньким и очень благодарен за то, что
вы нашли для интервью время. Спасибо.

Г.ГАРРИСОН: Мне тоже понравилось наше общение.

Интервью 2


JG: "Понедельник 9 августа 1999 года" - дата, к которой относит нас
повествование книги "Подвиньтесь! Подвиньтесь!" (Make Room! Make Room!),
написанной вами в 1966 году. Скоро этот день настанет. Вы можете несколько
расширить временные рамки и, сравнивая факты, сказать, насколько для нас
сейчас актуальна проблема перенаселения?

Г.ГАРРИСОН: Ситуация усложнилась по сравнению с 1966 годом. В то время
проблемой особо никто не занимался. Когда я начал ее исследовать и увидел
опасность, не стал ее приуменьшать, но и худшего варианта не описывал.

JG: Таким образом, мы сейчас находимся где-то на середине кризиса?

Г.ГАРРИСОН: Несомненно. Вы тут пытались пошутить на счет точной даты и
места действия, упуская из вида, что книга была написана в качестве
предупреждения, а не точного предсказания времени и места.

JG: Конечно! Я с вами согласен. Сознаюсь, мой вопрос был несколько
провокационным. Все правильно, вы предупреждаете об опасности и
констатируете, что вопрос о ней еще не закрыт. Это как у Оруэла (Orwell)
1984 - год прихода к власти ультра фашистов, не совсем то, что могло
случиться именно в 1984 году. Речь идет не о дате, а о перспективах
террора после прихода к власти таких "защитников".

Г.ГАРРИСОН: Согласен. Я не собирался точно определить центр кризиса, хотя
и описывал Нью-Йорк, но если сейчас вам выпадет случай остановиться
понаблюдать за тем, что у нас тут происходит, то будет над, чем
призадуматься. В Европе (в частности в Германии) уровень прироста
населения снизился до минимальной отметки. Богатые богатеют и наслаждаются
жизнью, задумываясь больше о совершенствовании своего быта, а не о
приумножении семейства. Делиться ни с кем не хотят, даже если речь идет о
тех, кто является их собственным продолжением. Мы живем, мы счастливы, все
хорошо! А тем временем Африка вымирает от недоедания и непонятных
болезней. К сожалению, все случается с нами незаметно, не все понимают
очевидность опасности.

JG: Чему и посвящена ваша книга - предупреждению!

Г.ГАРРИСОН: Точно так. И самое грустное, что если бы мы захотели,
положение не было бы таким безнадежным. По-моему все просто, надо решить
проблему секса. Даже в странах не столь развитых придают большое значение
половому воспитанию детей9 безопасности секса, контролю деторождения. Те,
кто нами управляют, стараются нас сдерживать и разрабатывают для этого все
новые и новые методики.

JG: По-вашему эта проблема больше касается малоразвитых стран и народов,
которые до сих пор не представляют конкретной угрозы, нежели такому быстро
развивающемуся обществу как наше?

Г.ГАРРИСОН: Конечно же, история нам показывает, что деньги решают все
проблемы тех, кто их имеет, бедные же вымирают. Одна из концепций моей
книги "Подвиньтесь! Подвиньтесь!" - показать, что происходит, когда
уровень жизни снижается для всех сразу. В книге, богатые еще сохраняют
какое-то подобие благополучия, однако что-то заставляет вас задуматься о
том, на сколько долго это может продлиться, так уж реально их благополучие
в том мире, который я описал.

JG: Эта мысль прослеживается в фильме, т.к. там даже богатые должны жить
ограниченные определенными рамками. Возвращаясь к фильму, могли бы вы
рассказать о том, как сюжет книги превращается в сценарий фильма?

Г.ГАРРИСОН: Я бы сказал, что в данном случае меня заставили, как всегда.

JG: И как это?

Г.ГАРРИСОН: Заставили и все! Один адвокат позвонил моему агенту для того,
чтобы сказать, что ему понравилась книга, и он хочет поставить по ней
фильм. Однако денег у него было не густо. Я и мой агент, как порядочные,
согласились на это дело за очень скромное вознаграждение и низкий процент
за использование авторских прав после выхода фильма на экран. Все
закончилось обещаниями честных расчтов, посулами высоких оплат в случае,
если фильм станет кассовым.

JG: Интересно, как вы отнеслись к тому, что киношники изменили содержание
вашего романа.

Г.ГАРРИСОН: Книгу и права на ее использование они получили, а потом на
студии решили, что одной проблемы переселенности планеты не достаточно для
сценария. С помощью сценариста Ст. Гринберга, роман превратился в
канибаллистическую сказочку. Он написал сценарий, а потом просто исчез.
Для него это было просто забавой, он не брал себе дурного в голову. Фильм
уже снимался, когда он явился с известием, что работает над следующим
сценарием. Экранизация дело трудное. Я это знаю. И потому я был совершенно
спокоен, когда обнаружил, что они так изменили содержание романа. Сценарий
мне особо не нравился, но я знал, что время до начала съемок еще дает шанс
исправить те ошибки, которые были допущены сценаристом. Это счастье, что я
был постоянно рядом и смог своими советами хоть немного приблизить то, что
увидят зрители, к тому, о чем пишется в романе.

JG: С готовностью ли воспринимались ваши советы?

Г.ГАРРИСОН: В совершенной степени. Там была сцена, во время которой Ширли
в элитном гастрономе выбирает для покупки натуральные продукты. Все они
были упакованы в пластик. Ну, какой может быть пластик в описанное время,
ведь его получают из нефти, которой уже почти нет. Таким образом, Ширли
принесла свою сумку и ей все продукты без оберток так, и сложили прямо
туда. И никаких возражений никто не выразил.

JG: Принимали ли вы участие в рекламной компании фильма?

Г.ГАРРИСОН: Договорились, что этим займется Чак Бейверман. С ним поговорил
я, и его ребята воплотили наши задумки с чудесным монтажом самого Чака, в
котором oтражается связь проблем нашего времени с тем, во что они могут
вылиться в будущем.

JG: Поправьте меня, если я не прав, ведь это он делал сцены предсмертных
видений Сола?

Г.ГАРРИСОН: Правда и у него отлично получилось!

JG: А как вы относитесь к тому, что в сценарии возникла и воплотилась идея
использования суицидного центра?

Г.ГАРРИСОН: Эта идея не нова в научной фантастике. Что касается меня, я ни
за что не стал бы касаться этой темы, я не пишу о том, чего не знаю.
Однако, увидев, как эта тема вошла в канву фильма, я понял, что она может
присутство3вать в фильме. Она хорошо отработана и может сослужить хорошую
службу фильму. Да и в проекте все выглядело неплохо, а то, что они
придумали и воплотили в фильме, сама техника, приспособления, были просто
великолепны.

JG: Пришлось ли что-либо вырезать из фильма?

Г.ГАРРИСОН: Ну, взятая из книги сцена, во время которой телохранитель
защищает Ширли от хулигана. Так же вырезали некоторые из сцен, где Эдди
Роббинсон в той или иной мере обвиняет государство и церковь в
некомпетентности и бессилии по отношению разрешения проблемы
перенаселенности. Так или иначе, пришли к мнению, что лучше сделать акцент
на проблеме каннибализма и не стоит заострять слишком много внимания на
том, что именно написано в моем романе.

JG: Знакомая ситуация. Как складывались ваши личные отношения со съемочной
группой?

Г.ГАРРИСОН: Они были очень теплыми. Технический состав группы - они самые
главные, без них ничего не получится. И первое, что я сделал, - подарил
каждому свой роман - первоисточник, они к такому, как вы понимаете, не
привыкли. Однако большинство из них прочло книгу, и теперь с большим
пониманием относились к тому, что они делали. Это также сплотило команду,
каждый осознавал свою роль и степень ответственности и считал своим долгом
поделиться со мной своими идеями.

JG: Как вам работалось с легендарным Г. Робинсоном, ведь это был его 101-й
и как не печально последний фильм?

Г.ГАРРИСОН: Он был чудесным человеком. Как-то я был свидетелем того, как
Г. Робинсон говорил с директором группы о герое фильма, роль которого он
играл и о том, сколько маловажного и несуразного обнаружено им в сценарии.
Я представился ему, и мы вместе отобедали. Я объяснил Г. Робинсону, что
его герой единственный представитель старого доброго времени, и, поняв
уникальность этого факта, актер всю душу вложил в исполнение своей роли.
Это он руководил постановкой сцены, во время которой он и Хестон вкушают
несинтетическую пищу и Эдди (Сол) показывает ему, как это принято было
делать. Сцена была просто замечательная; стоило посмотреть на скованные
движения Чарли Хестона и его удивление от тех манипуляций с пищей, которые
проделывал Эдди. Когда закончили снимать сцену, вся съемочная группа не
смогла сдержать желания поаплодировать ее исполнителям, ведь именно такие
сцены украшают фильм.

JG: Вы наверно согласитесь, что здесь есть что-то от горькой иронии, я
имею в виду то, как он вжился в роль своего героя в фильме, и то, что он
умер сразу после окончания съемок?

Г.ГАРРИСОН: Да, Эдди был замечательным человеком, знавшим цену жизни. Он
никому из нас не сказал о том, что болен раком, наверняка хотел как-то
отвлечься от мыслей о болезни, загрузив себя работой. Эдди знал, что это
его последний фильм. Когда он умер, все в студии ломали голову над тем,
вырезать ли сцену с его самоубийством или оставить, даже выдвигалась идея
сделать дополнительную версию, где его герой не умирает. Предполагали, что
сцена самоубийства очень расстроит зрителей. При чем тут зрители, если кто
и расстроился по поводу вырезанной сцены, так это Эдди! Уже тогда я знал,
что никто ничего не будет изменять в фильме, особенно такую важную его
часть, потому не очень то волновался. Все так и вышло, как я и
предполагал. Никаких отрицательных зрительских отзывов не было, и сцены с
Эдди никто не тронул. Эдди просмотрел смонтированные части фильма, и они
ему очень понравились, но всю ленту он так и не успел посмотреть - умер.

JG: Как Вам работалось с рыцарем НФ Чарлтоном Хестоном?

Г.ГАРРИСОН: Настоящий профессионал и приятный человек, но после нескольких
встреч вначале, я с ним практически не общался. Он явился, сделал свои
сцены и на этом - все!

JG: Что-нибудь интересное осталось в памяти от работы с Джозефом Коттеном
(Joseph Cotten)? (исполнял роль Саймонсона)

Г.ГАРРИСОН: Приятный человек. Проработал на съемочной площадке один день,
ничего необычного не помню. Чак Коннорс (Chuck Connors) (телохранитель
Ширли), вот с кем было приятно и весело работать. Роман ему очень
нравился. И я помню, как он, в шутку, наорал на директора фильма Дика
Флегера (Dick Fleischer), негодуя на неудачное, по его мнению, название
фильма, на нежелание босса 9азвать киноленту так, как и книгу.
Утихомирились и услышали, что лет 10 назад Дени Томас (Danny Thomas) уже
сделал фильм под названием "Дайте спать папочке" (Make room for daddy). По
мнению координационной, группы зритель мог принять за ремейк их фильм, в
общем _ проехали. Подчас трудно недооценить всю степень тупости некоторых
работников Голливуда.

JG: Знакомо, знакомо

Г.ГАРРИСОН: И знаете, именно люди этого типа предложили назначить
премьерный показ фильма на вторник, исходя из того, что по сценарию именно
этот день был официальным праздником типа нашего Дня Благодарения. От
этого фильм спас гениальный контр довод: оказывается в тот вторник евреи
праздновали свой Yom Kippor - день строгого поста.

JG: Вот это действительно весело!

Г.ГАРРИСОН: Название фильма не очень удачное. Представляете, они даже не
поняли что же такое "Цвета соевой поросли". Не удосужились даже у меня
спросить.

JG: Как это ни забавно, но это именно тот вопрос, который мне нужно было
задать Вам после предыдущего. Так что же это такое?

Г.ГАРРИСОН: В книге говорилось о сырье этого типа, из которого делались
бургеры. Соя + чечевица = сочечевичный, вот по такому принципу я создал
новое слово. По моему мнению, исходя из прогнозов, пища будущего -
вегетарианская. Од9нако в фильме это сырье рекламируют как "чудесный
морской продукт из планктона". Но это же микроскопические представители
фауны, не флоры. Видели бы вы их лица, когда до них дошла разница, просто
смех. Интересно, как бы они предложили использовать в кулинарных изысках
морские водоросли?!

JG: Ну да! Особенно после того, как по фильму Сол узнает, что океан мертв,
раскрывает действительный источник питания людей, делает открытия, которые
и доводят героя до самоубийства.

Г.ГАРРИСОН: Правильно. У меня как-то выпало из памяти, но именно
скованность мышления и стала причиной некоторых "неточностей" фильма. Черт
побери, но было же что-то, заставившее их долго сомневаться в правильности
их названия фильма, и не зря последними его кадрами была сцена расчистки
пустыря для новостройки, разве это не было достаточно символично, чтобы
изменить название фильма в пользу книги "Подвиньтесь! Подвиньтесь!"?

JG: Хотелось бы Вам, чтобы в один прекрасный день кто-нибудь снял еще один
фильм по вашей книге, и оставить для него ее название?

Г.ГАРРИСОН: То3лько с условием как можно более точной передачи содержания
книги, а не фильма. Я согласен с тем, о чем мы только что говорили, в
своей книге я обвиняю человечество в недальновидности и бездеятельности, а
в фильме все низведено до злой воли какой-то корпорации, оперирующей с
тем, чего нет и не может быть на свете. Каждый должен спросить себя
правильно ли он живет и исправить что нужно, пока не поздно.

JG: Какие фильмы сейчас снимаются по вашим произведениям?

Г.ГАРРИСОН: Их не много. Сейчас отрабатывается кино версия "Стальной
Крысы" и надеюсь, что скоро мы ее увидим на экранах. Занимается этим кино
команда Мэла Гибсона (Mel Gibson). Студия "Айкон" ( Icon Pictures) купила
права на экранизацию "Мультипликационной Машины времени" (The technicolor
time machine) и разработала очень неплохой сценарий. Есть еще компания,
которая называет себя студией нетрадиционного кино. Они взяли три моих
старых рассказа и соединили их одной канвой в киносценарий. Кто его знает,
может в данную минуту решается проблема, будет ли показываться фильм по
моему роману в кинотеатре у вас по соседству, и если будет, пойдите и
прочтите имя директора съемочной группы. Может там будет стоять мое имя,
а?

JG: Что, правда?

Г.ГАРРИСОН: А почему бы и нет, я еще так молод _

JG: И то, правда. Возвращаясь к тому, что было написано вами, давайте
поговорим о мультфильме "Тяжелый метал" (Heavy metal)?

Г.ГАРРИСОН: Я написал сценарий. У нас за него никто не взялся. Позже один
человек мне сказал, что в Канаде есть люди, которые смогли бы его снять.
Однако совместный прое3кт требовал финансово - юридической доработки, у
них там свои налоговые законы. Ну, так вот, они мне хорошо заплатили, но
со сценарием сделали все, что хотели. Фильм был сделан с точностью
"наоборот" и на это ушло еще 6 месяцев. Я уже о деньгах и не думал, а
расстраивался по поводу такой задержки выхода картины на экраны.

JG: А какие фильмы вам нравятся?

Г.ГАРРИСОН: Я киноман. Люблю классику типа "Гражданина Кейна" (Citizen
Kane), как и многие другие, однако нахожу особое удовольствие от просмотра
работ Сергея Эйзенштейна (Sergei Eisenstein). По-моему я попал в особые
списки ЦРУ из-за пристрастия к русскому кино. Великим художником он был,
сам ставил все сцены, продумывал все до мельчайших подробностей. За это я
его и уважаю.

JG: Последний вопрос. Ожидается ли выход следующего сериала из цикла
"Звездных войн"?

Г.ГАРРИСОН: В последнем сериале мне нравятся первые фильмы, а сейчас
начинаю беспокоиться из-за того, что не чувствую незыблемости в
использовании своих авторских прав. Как далеко эти люди могут зайти!
Просто диву даешься, с какой легкостью они жонглируют теми образами,
которые я создавал. Сделал я обложку для одного моего сборника: среди
песков одинокая фигура в лохмотьях, тюрбане и с огромным посохом. А теперь
мне кажется, что я видел этот образ в одном из фильмов.

JG: Ну конечно. Всадники пустынной планеты Татуин.

Г.ГАРРИСОН: Что-то в этом роде. Схожу посмотреть, когда у нас будут
показывать. Надеюсь, что понравится мне. Очень не хочется, чтобы НФ кино
ужасало. И совсем не надо, чтобы серьезная НФ была уж слишком серьезной на
экране. Все должно быть сделано умно, талантливо. Я уверен, что вскорости
серьезная НФ вернется на экраны. Давайте наберемся, терпения и подождем.

JG: Готовы, но чем раньше это произойдет, тем лучше. Гарри, благодарю вас
еще раз за то, что столько интересного рассказали об экранизации вашего
романа "Подвиньтесь! Подвиньтесь!"

Г.ГАРРИСОН: Всегда вам рад и благодарен за неравнодушное отношение к нашим
проблемам.







Заработок в сети




Просмотров: 413 | Добавил: filmaxa | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Календарь
«  Май 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Все для веб-дизайнера
  • Copyright MyCorp © 2017
    Конструктор сайтов - uCoz